Гуленко В. «Разграничение системных уровней психики как главная проблема социодиагностики»

Автор Тимофей Духовской, опубликовано . Раздел: Соционика, Тесты, Типирование

1. Что такое система?

Не вызывает сомнения утверждение о том, что психика является системно организованным объектом. Однако разные исследователи вкладывают в понятие «система» нетождественное содержание. Поэтому есть необходимость предварить дальнейшие выкладки тем пониманием системности, которым пользуется гуманитарная школа. Обычно систему определяют либо через структуру, либо через эмерджентные, то есть несводимые к структуре, качества. Оба этих класса определений верны по-своему, более того, они дополняют друг друга. Однако технократические школы больше склоняются к системе как структуре, а гуманитарные работают с системой как целостностью, обладающей новыми качествами.

Итак, под системой я буду понимать совокупность частей, согласовано функционирующих для решения задач выживания. Объединяться в систему выгодно в силу эффекта синергизма, то есть коллективного умножения сил. Вспомните притчу об отце, который учил своих сыновей держаться вместе и наглядно подкреплял свои слова тем, что ломал веник. Цельный веник не переломить даже силачу, в то же время легко ломаются отдельные прутья, из которых он связан. Не стоит забывать и оборотную сторону системности. Как только выживать в одиночку становится проще, система сама собой дезинтегрируется — распадается на отдельные элементы.

Вторая особенность понимания принципа системности в гуманитарной соционике заключается в следующем. Реальная, а не теоретическая система невозможна без подсистем. То есть объединения элементов, взаимодействующих между собой более тесно, чем с другими элементами той же системы. Таким образом, в практическом плане в системе следует различать не менее трех иерархических уровней, а именно: система — подсистема — элемент.

В социальной и гуманитарной практике задача разграничения системных уровней особенно сложна. Как определить, где проявляется действие подсистемы, а где — всей системы? Трудности связаны с тем, что коммуникативные процессы носят фрактальный характер. Фрактальность — такая организация, когда части подобны целому. Иными словами, психические подсистемы устроены так же, как и сама большая система — психика в целом. В итоге личность оказывается структурно и функционально подобной составляющим ее субличностям. Отсюда вытекает вполне закономерный вопрос: а что, собственно, диагностируют «плоские» соционики — личность в целом или же какую-то одну из ее субличностей?

Как видим, множественность и переплетенность человеческих «Я» порождает серьезную диагностическую проблему, суть которой в отделении типоструктур содержащих от типоструктур содержимых. Речь идет не только об установлении соподчинения между ними, но и характере подчиняющих связей (насколько они жестко закреплены). В нашем случае распределение по уровням скорее «мягкое», чем «жесткое». Для гуманитарных систем в отличие от систем технических это скорее норма, чем исключение. Поэтому коммуникативные структуры, с которыми имеют дело соционики, носят весьма аморфный, нечеткий характер.

Субличность, оттеснив личность на задний план, на какое-то время даже способна занять доминирующее положение в психике, порождая тем самым гибридные образования. Более того, отдельные субличности склонны конкурировать между собой за право формировать поведение всей личностной системы.

Хотя поставленный мной вопрос о фрактальности и многослойности соционических объектов и очень актуален, но пока нет конструктивных предложений по выходу из кризиса. Замалчивать эту проблему уже не получается, и сторонники «плоской» соционики поменяли тактику: они все чаще переходят в контратаку под лозунгом «вы просто не умеет определять типы». И то, и другое суть попытки уйти от проблемы вместо того, чтобы осознать ее и приступить к решению.

2. Что выявляют тесты самооценки?

Соционики сейчас пользуются такими тестами, где человек оценивает сам себя. Я считаю, что тесты самооценки в лучшем случае, даже если они построены и проведены корректно, выявляют не сам тип, то есть собственно систему, а подтип — ведущую психологическую подсистему. Но даже если бы человека оценивали его знакомые или коллеги и их оценки как-то бы усреднялись (такая процедура, конечно, надежнее и объективнее), все равно вместо глубинного типа часто выявлялся бы ведущий подтип. Почему?

Прежде всего потому, что человеком осознается то, что работает в данный момент. А это как раз характеристика подсистемы. Система в целом носит нелокальный характер, то есть, не привязана к данному месту и данному времени. Она как бы размазана по всему коммуникативному пространству, в котором человек был раньше, есть сейчас и будет находиться в будущем. Нелокальные структуры слабо осознаются, воспринимаются как вторичный фон.

Подтип нельзя отождествить с маской, в основе которой лежит искусственное ролевое поведение. Актер свою маску не только осознает, но и произвольно меняет. Маска — это еще один дополнительный слой личности, который надстраивается над уже существующим относительно устойчивым подтипом. Вариант типа формируется не по желанию, а под давлением обстоятельств путем естественного отбора. В книге [1] я предложил называть такой искусственно создаваемый чисто поверхностный комплекс — маску коммуникативной моделью.

Опытные соционики настроены по отношению к достоверности самотестирования критически. Доверять самодиагностике, с моей точки зрения, — все равно, что верить рекламе. Для более объективной оценки товара создаются независимые службы, которые делают лабораторные анализы или опрашивают потребителей. Но в соционическом движении, к сожалению, пока нет независимых от конкурирующих школ организаций экспертов, призванных отслеживать качество диагностических услуг.

3. Многоуровневые системы из других областей

3.1 Техническая аналогия

В радиотехнике и телекоммуникации необходимо отделять модулирующий сигнал от несущей частоты, а ту, в свою очередь, от шума, всегда присутствующего в канале связи. Эта процедура называется демодуляция. Она во многом аналогична диагностике социотипа. Объект диагностики можно сравнить с модулятором, а самого диагноста — с демодулятором. Технические специалисты используют для этой процедуры специальную аппаратуру, с помощью которой проблема разграничения сигнальных уровней успешно решается. Совсем не так обстоит дело в социальных и гуманитарных областях. Надежной «аппаратуры» здесь не создано. Тип и его вариант тесно «срослись» между собой. Да и степень «шума» коммуникативных каналов намного выше.

В рамках данной аналогии получается, что тип как бы «закодирован», спрятан в своих подтипах. Подтип, таким образом, является его несущей частотой. Задача, следовательно, состоит в том, чтобы восстановить первоначальную типоструктуру, сняв с исходного ядра все оболочки и позднейшие наслоения. Психологическим демодулятором при этом, как уже говорилось, выступает сам диагност. И для того, чтобы справиться с задачей «докопаться» до самого глубокого уровня, диагност сам должен быть сложно организованной и цельной личностью. Если его системная «размерность» (количество личностных уровней) будет ниже, чем у диагностируемого, то ошибки не избежать.

3.2 Административная аналогия

В этой области мы имеем дело с иерархической цепочкой «Конституция — закон — подзаконный акт». Конституция — наиболее стабильная часть законодательства, она аналогична по своей роли глубинному психотипу. Принимаемые в рамках конституции законы подобны подтипам — устойчивому набору стратегий поведения в главных жизненных ситуациях. А принимаемые в дополнение к законам подзаконные акты — это уже конкретные стратегии поведения, через которые и реализуется закон. А теперь сами подумайте: что влияет на жизнь конкретного человека больше — конституция или подзаконные акты?

Как известно, в Украине намереваются провести административно-территориальную реформу. Здесь присутствуют два ключевых момента. Во-первых, иерархия системы становится трехуровневой: община (громада) — район — регион. В действительности, система четырехуровневая, ведь надо учитывать и самый высокий иерархический уровень — страну в целом. Во-вторых, привязка границ административной единицы производится не к размеру территории, а к количеству населения. А этот показатель изменяем. Не приведет ли это к тому, что в границах одного района начнут сталкиваться люди с разными традициями и менталитетом?

Диагностическая проблема здесь, как видим, не сводится лишь к бюрократическому разграничению полномочий разных уровней власти. Четко все выглядит лишь на бумаге. Реально мы имеет сильное сопротивление нижних уровней, ради блага которых, якобы, проводится эта реформа.

Если Украину делим на 33 региона, то это соответствует соционическому масштабу два подтипа в рамках одного типа (16×2 = 32). Возможно, лучше было бы иметь 64 административных единицы среднего уровня (четыре подтипа в рамках регионального типа).

3.3 Компьютерная аналогия

Всем, кто пользуется компьютером, известна следующая иерархия его уровней: железо — операционная система — прикладная программа. Давайте сопоставим строение психики с этими уровнями.

«Железная» часть компьютера, по моему мнению, соответствует собственно типу. Это hard ware — твердый товар. Под твердостью понимается не столько свойство самого материала, сколько то обстоятельство, что программными средствами архитектуру компьютера изменить нельзя. Это полностью отвечает положению соционики о том, что человек психологическими методами изменить свой тип не может.

Далее идет soft ware — мягкий товар, как компьютерщики называют программное обеспечение. Оно делится на операционную систему и прикладные программы. Операционная система играет ту же роль, что и подтип в общем пространстве личности. Она подлежит изменению, хотя это и редкое событие. Происходит это под давлением каких-то чрезвычайных факторов. И, наконец, стратегия поведения — это конкретная компьютерная программа, с которой работает пользователь. Замена такой программы в порядке вещей и особых трудностей не вызывает.

3.4 Лингвистическая аналогия

С точки зрения своего существования и функционирования, такое средство коммуникации как естественный язык имеет вполне определенную иерархию системных уровней. Вот она: литературный язык — диалект — жаргон.

Литературный язык как ядро языка народности или нации реально функционирует лишь через целый набор исторически сложившихся диалектов, характерных для той или иной местности. Прежде всего, это заметно в произношении, что обычно именуют акцентом. Получается, что подтип — это своего рода акцент, локальный вариант общепсихологической типонормы.

Однако на этом лингвистическая дифференциация не заканчивается. Та или иная профессиональная или социальная прослойка людей накладывает на диалект дополнительные, еще более узкие особенности. Так складывается еще более «низкий» лингвистический слой — жаргон. Причем он легче всего изменяем. Интеллигент, побыв некоторое время в пролетарской среде, при желании легко осваивает принятый там грубый жаргон. Я думаю, что многим из вас доводилось видеть и обратный переход — «воспитание простолюдина». Работает все тот же принцип «чем более воплощено материально, тем сильнее подвержено изменениям».

4. Способы диагностики

Нынешние соционики хорошо знакомы с двумя конкурирующими способами диагностики, которые практически приобрели статус отдельных парадигм:

  • Диагностика через растождествление: предполагает нейтральный подход, сторонний взгляд. Это — аналитический, левополушарный способ, он работает с отдельными признаками объекта, подлежащего диагностике; в спецлитературе его еще называют номотетическим.

  • Диагностика через отождествление: в ее основе лежит требование почувствовать другого как самого себя, посмотреть на мир его глазами. Это — правополушарный способ, он работает с диагностируемым объектом как с целым; термин, используемый для него в спецлитературе, — идеографический.

И если технократическая соционика признает только первый, номотетический способ (второй она считает ненаучным, поскольку он слабо формализуем), то гуманитарная соционика делает ставку на сочетание первого со вторым. Кстати, синтетическим способом как основным пользовались такие знаменитые исследователи личности, как К. Леонгард [2] или А. Кемпиньски [3].

Такая же борьба подходов уже давно наблюдается и в медицине. Как известно, на Западе очень ценят наших медиков-практиков. Почему? Одна из причин в том, что они хорошо владеют синтетической диагностикой: внимательно вникают в историю болезни, умеют прослушать, простучать, прощупать больного. И ставят правильный диагноз без сложных анализов и вычислений данных обследований. Стандартный специалист «западного» типа диагностики, уделяя минимум времени на выслушивание истории болезни и осмотр, направляет больного на компьютерную диагностику или сложные (и дорогие!) анализы. Это торжество номотетического, истинно «научного» подхода. Но не думаю, что весьма вероятная победа диагностической парадигмы западного образца выведет соционику из кризиса.

Дело в том, что ни первая, ни вторая парадигма не исчерпывают проблему разграничения личностных уровней до конца. Я считаю, что решение задачи отделения типа от подтипа следует искать двумя главными путями.

1) Так как тип «размазан» по всему коммуникативному объему, и фактически мы имеем дело лишь с его производными — теми или иными стратегиями поведения, которые контролируются подтипом, то чтобы получить «первообразную», необходимо интегрировать поведение человека либо по времени, либо по месту.

Интеграция по времени — это исследование биографии человека. Из всей его личностной истории для установления типа берутся лишь те шаблоны поведения, которые не менялись в течение длительного времени. В технологии интервью, которую я разработал, для этого предусмотрен отдельная серия вопросов.

Интеграция по месту: исследованию подвергаются примеры поведения человека в разных местах и на разных коммуникативных дистанциях. Во внимание принимается константа личности, которая проявляется и дома, и на работе, и в кругу друзей, и наедине с самим собой.

Этот путь довольно медленный и скрупулезный. Он лучше сочетается с аналитической, поэлементной диагностикой. Хотя сочетание с синтетическим подходом тоже возможно, но результат выглядит не так убедительно.

2) Другой путь быстрый. Его суть состоит в резком повышении энергетической нагрузки на тип, что ведет к ускорению всех психологических процессов. В непредсказуемо напряженной ситуации сознательный контроль становится неэффективным. Подтип как бы «слетает», не выдерживая нагрузки, и начинает действовать непосредственно тип. Интервью для этого ведется по-особому: задается большое количество непредсказуемых вопросов в быстром темпе.

Таким образом, с точки зрения взаимодействия «диагност — диагностируемый» я различаю 4 принципиально отличных стиля диагностики (в частности, ведения интервью):

Два крайних стиля:

  • медленный аналитический;
  • быстрый синтетический.

Если довести до абсурда первый, то получим многочасовое изнурение респондента тысячами мелких вопросов. Если профанировать второй, то мы получим «навешивание ярлыков» с аргументацией «я так вижу».

И два средних стиля, на которые и ориентируется гуманитарная школа:

  • быстрый, но аналитический (наш первый приоритет);
  • медленный, но синтетический (наш второй приоритет).

Каждая школа соционики, хотя и пытается освоить все способы диагностики, неизбежно склоняется к одному-двум из них, а именно тем, которые у нее получаются лучше. Беру на себя смелость утверждать, что этот процесс протекает по тем же законам, что и выделение двух ведущих функций психики.

Вот таким образом кризис диагностики, начинаясь на теоретическом поприще (психика как объект диагностики — плоская или многоуровневая?), перебрасывается на диагностические технологии и ведет к тому, что школы соционики, борясь за место под солнцем, вытесняют друг друга. Что только на руку противникам соционики!

Ни один из четырех диагностических стилей не является абсолютным и безусловно истинным. Истина достижима лишь при равноправном диалоге между всеми стилями. В результате такого диалога заодно снимается вопрос о выигравших и проигравших. Как же я представляю себе такой диалог?

Первый сценарий: «С открытыми картами»

Представители школ садятся за «круглый стол» и проводят 4 раунда переговоров по согласованию диагностической гипотезы. В первом раунде председательствует крайняя аналитическая школа, во втором — умеренная аналитическая, в третьем — крайняя синтетическая и т. д. После четвертого раунда, если консенсус все же не достигнут, их сменяют новые представители этих же школ и так далее, цикл за циклом. Однако диалог такой плотности возможен лишь тогда, когда школы начнут доверять друг другу и не побоятся выставить свои технологии на всеобщее обозрение и далее играть в открытую. К сожалению, этот сценарий пока имеет мало шансов для реализации.

Второй сценарий: «Без доверия»

Школы, опираясь на результаты своей диагностики, регулярно делают конкретный прогноз относительно согласовано выбранного объекта диагностики в ожидаемой ситуации. После того, как событие состоялось, рабочая группа из независимых экспертов решает, чей прогноз был ближе всего к действительному поведению исследуемого объекта. Таким способом составляется рейтинг диагностических школ. Динамика этого рейтинга за определенный период, например, за год, обсуждается во время соционических конференций.

Литература:

  1. Номотетика/идеография. Словарь психологических терминов.
  2. Леонгард К. Акцентуированные личности. —  К.: Выща школа, 1989 г., с. 24.
  3. Кемпиньский А. Познание больного. — Минск: Выш. Шк., 1998 г., с. 16—27.
  4. Гуленко В. В. Соционика для руководителя. — Книга 2. Основы социоанализа: Метод.рекомендации. —  К.: МЗУУП, 1993 г., с. 49.

Источник: http://socionics.kiev.ua/